Как встретить и удержать восточного мужчину

…ввиду того, что им положено до четырёх жен, а нам такое не подходит. 

Восточные горячие парни славятся своей репутацией, особенно на популярных курортах. Они жутко привлекательны, красиво говорят и целуют руки. Они преданно смотрям нам в глаза, частенько стоя на коленях. Это так трогательно, что думаешь, что вот оно, счастье-то привалило! Шахерезада, Роксолана, и вообще вот он- Алладин. Смуглый красавец, стоя на коленях, держит  тебя за руки и прожигает  на тебе дыры от горячего взгляда черных глаз.. Знакомо каждой из нас, ну или приличной половине неприличных авантюристок, кому хоть раз посчастливилось вляпаться в восточую сказку. И что же после? А после- грусть, и кусание локтей. Потому что Алладин испарился, так же, как и нарисовался: неожиданно. А ты только поставила на него специально купленный рингтон “Хабиби” и подписала его в телефоне как “шейх моего сердца”. Ну не обидно? Очень. 

А я тебе расскажу почему. Почему такое увлекательное путешествие закончилось так банально и стереотипно. И почему ты теперь в неодиноких рядах дур и куриц, пополнивших статистику и без того красочную, растущую как на дрожжах и извечную тему для передач, ток-шоу и женских журналов. Так сказать, делюсь опытом от первого лица, наступившего на грабли не единожды и набив шишек, методом проб и ошибок вывела формулу восточного счастья. 

Значит, этап первый и важный: знакомство с принцем. Где встретить приличного? Да впрочем, где угодно. Где бы ты его не нашла, его традиции и культура останется при нем, а оттуда и ожидания- неизменными. Поэтому, независимо от того, увидела ты свою мечту в клубе или мечети, соответсвуй его представлениям об идеальной женщине, построеных на вековыхтрадициях  и образе его матери. Восточный мужчина, выкормленный восточной женщиной, всегда ищет похожую на нее. Я не предлагаю тебе надеть хиджаб, тут скорее речь о внутреннем содержании в контрасте со славянской внешностью, которая привлекает как лакмусовая бумажка на первых порах общения. Идеальный пример: славянская красотка с традиционным содержанием, то есть приличная! Заострю внимание на этом слове “приличная”: это не  значит “синий чулок”, “деревяшка”, “недотрога” или “я-такая-недоступная-куда-тебе-даже-не-пытайся”. Нет! Это чувственная, нежная, традиционная и семейно настроенная женщина. Жена, в традиционном понимании этого слова, а не только любовница, в том же понимании. Поэтому, ты ведёшь себя прилично, юбка может быть короткой, но мораль- ни за что! Грязные танцы и флирт со всеми подряд дабы привлечь внимание восточного мужчины- вариант провальный. Внимание-то привлечёшь, но не то, что тебе хотелось бы, а то, от когорого потом мучительно больно утром. Поэтому, идеальная линия поведения на первых порах: красивая и недоступная всем остальным, но благосклонная к нему одному, прелестница. Он заметит, уж поверь мне. Заметит и заприметит. И так мы переходим на этап второй: конфетно-букентый. 

Этот этап важно пройти с достоинством и не провалить, ведь если выдержала первый, то и тут не опозорься. Заруби себе на носу, что главное отличие восточного мужчины от западного- они не встречаются, они женятся. Есть, конечно, отдельные экземпляры, которые будут с тобой ходить на свидания годами, но поверь на слово- эти уже женаты, а ты не знаешь. Либо же, провалила ты первый этап, но больно нравятся твои ноги и все остальное, да и он уже … женат или собирается, но не на тебе. “Как распознать?!” засуетишься ты. А Очень просто: первое-  Алладин, который серьёзно настроен будет очень активно домогаться, но не отступать при отказе к доступу к телу. Более того, он будет ожидать отказа! Такое твое поведение он рассмотрит как символ женской чистоты, и оно еще больше его раззадорит,  а тебя вознесет на пьедестал идеальной женщины в его глазах. Не идеально ли? И я понимаю, сложно устоять перед его чарами, но надо для продолжения проэкта. Надо, Федя. Поэтому, возвращаясь к слову “приличная”, руки держим на верхней половине его смуглого тела, в этот ответственный этап покорения востока, и не позволяем себе вольностей. Скорее всего, он тебя спросит, и не раз, когда ты будешь совсем его, со всеми вытекающими. Правильный ответ: “после свадьбы, дорогой. Нарожаю тебе столько сыновей-шейхов, сколько пожелаешь!” такой вариант его вдохновит, но только в том случае, если он настроен серьёзно и не женат на первой, второй, третьей и четвёртой жене к данному моменту. Потому что после четырёх, ему уже нельзя. Но ты и не хочешь, правда? 

Вдохновленный, он переходит (и ты за ним) в этап третий, самый приятный и заключительный на период букетно- конфетного. Он выбрал, определился, и готов взвалить на себя титул “мужа”, в соответствии с тем, как его воспитали и взрастили, и что у нас в народе называется “женись, хероняка”. И он с удовольствием женится, потому что период ухаживаний у них не принят, и они в нем себя не ощущают комфортно, несмотря на то, что могут казаться ловеласами, в основном благодаря легендам сложившимся на курортах. Если твой дубайский шейх решит, что ты стоишь каравана верблюдов, то женится он быстро, на этот раз без колен и колец. Опустив формальности, он тебе напрямик о своем намерении заявит, не ожидая твоего согласия и визга от счастья, потому что для него это дело само собой разумеющееся, так что можешь сильно не ломаться, а сделать вид что так и знала и никак иначе. Бери принца, короче, и не вздумай сказать “мне нажо подумать”. Он уже за вас подумал- это у них традиция такая. Думает он, не думает- она. 

Кстати, заранее сними розовые очки. Носить обручальное кольцо он не будет, это не принято. Наверное, тоже пошло от многоженства, когда пальцев не хватит, а к женам нужно относиться одинаково. Поэтому, ни одного кольца не носим. Ты свое можешь носить годами, а у него скорее всего его и не будет. Смирись и не пытайся его заставить- не будет он. Только вызовишь праведный гнев на свою голову, и титул скандалистки года. Тебе не надо, ты еще замуж не вышла. Да и потом, как выйдешь- тоже не надо, ато окажешься ненароком одной из жен, и не самой любимой, из-за своего гнусного нрава. 

А сейчас самое приятное: о плюсах бремени восточной жены. Восточной женой быть хорошо: как и до свадьбы , в семье думает он. Он думает, где достать денег, и сколько у вас будет детей. Еще он думает, как их устроить учиться, и как сделать так, чтобы они стали его достойным продолжением. Думает, чтоб жена ни очем не думала и не дай Бог, не находилась в стрессе по какому-либо поводу. Вобщем, думает у нас муж, а жена желательно все время беременна. Много детей – это тоже традиция. Так что если ты разделяешь мою точку зрения, что это модель идеальной семьи- тебе на восток. А он, как известно, дело тонкое. Так что удачи! 

#замуж #мусульманин #восточнаяжена #восточная #жена

Юджин, или один день из жизни русскоговорящей Силиконой долины

В отрочестве  я очень любила и приуспевала в рисовании карикатур. Моя художественная школа не прошла даром, и вместо того, чтобы стать Айвазовской, стала лучшим карикатуристом в классе, за что всегда получала выговоры от мамы. Ей казалось, что грешное это занятие, и неподобает девочке таким делом заниматься. Тем не менее, мое мастерство высоко ценилось одноклассниками, а потом одногруппниками в институте. Длинные носы, выпученные глаза и три волосинки в шесть рядов принесли мне немалую славу в узких кругах. Карикатуры давались мне легко, быстро, идеально подчеркивали все недостатки внешности оригинала, и возносили меня на пьедестал королевы извращенного видения человека со скоростью света.

Но прошло время, и ввиду моего взросления, маминых наставлений и религиозных запретов, я рисовать перестала. И начала писать, так же изрвращенно представляя себе описываемую натуру, в мельчайших деталях, со всеми ее недостатками и просчетами, складывая это все в кучу человеческого несовершенства. Было очень смешно, порой печально, но всегда четко и в точку. Я думала, что меня не переплюнуть в таланте преподносить  чужие соломинки в глазах, пока я не познакомилась с Юджином.

В народе Женя, а официально- Юджин, был моим многолетним сотрудником. Он умнее меня, питерский (тогда еще Ленинградский физмат) мне не грозил, а вот ему пришёлся впору. Поэтому, он был программистом, а я нет. Но так как пришлось работать в команде, то пришлось и дружить, или хотя бы притереться и привыкнуть к его чёрному юмору. Надо сказать, что этот юмор не переводится на английский, поэтому остальные сотрудники поглядывабт на нас с опаской и пробегают вежливо мимо, если Женя решил попить чифирю в рабочее время, а я оказалась случайно рядом. Не то чтобы он неприветлив, совсем нет, даже наоборот: мы несколько раз попытались перевести его шутки сотрудникам, но мероприятие провалилось, ввиду того что черный русский юмор и удивительная способность Евгения находить недостатки в людях не транслируется ни на один из языков…

Юджин любит выступить на планерке. Это ежедневное рутинное мероприятия он изощренно превращает в цирк, который непонятен иностранцам, но так близок русской душе. Формат встречи прост: когда все соберутся, докладываешь свое имя и отчет за вчерашний рабоче-прожитый день, оповещая о том, как хорошо ты отрабатываешь свой хлеб. Но то что  просто,  Евгению не интересно, а потому он активно добавляет красок в нашу скучную компьютерную жизнь. Вот например, вчера. Десять утра для комьютерной компании – время жутко раннее, обычно приползающие к этому времени программисты- либо семейные, разбуженные утром собирающимся дитем и вынужденные везти его в школу, либо извращенцы, или Юджин, который живет в трех шагах от работы и оттого бодрячком, полный энергии и сил, в девять утра заступает на пост. Встав неровным кругом, с чашками кофе в трясущихся руках, с наполовину закрытыми глазами и  вяло и заплетающимися языками, начинаем отчет. Как самый активный, евгений открывает наш вечер, и подробно отчитавшись, передает эстафетную палочку коллеге- Валерке. Валерий у нас совсем свежий иммигрант, а оттого акцент у него безбожный, с трудом понимаемый аборигенами. Несмотря на это, он очень уверен в своих силах и  отстаивать  свое правое  дело готов до первой крови. Сократив свое имя до понятного местному уху  Вэл, он стал почти американцем, но вот досада, акцент выдавал его за версту. И вот, отрапортовав команде, Юджин задорно объявляет преемника, естественно по английски: “всем спасибо, слово берет Вал!” “Вэл!” Оскорбился Валерка, и, набрал воздуха в лёгкие, приготовившись произнести речь. “Вул!” Недолго думая, выкрикнул Евгений, и злобно зыркнул на нахохлившигося Валерку. Приличная нерусско-говорящая половина команды тактично приготовилась слушать доклад Вула, сделав вид что конфуза не заметила. А эти два, В позе бойцоских петухов и чашками кофе в руках, честно отстояли планерку под мой непрерывный хохот. Как оказалось, я была единствнным работником,  кто не отчитался за прожитый день, потому что из-за дикого, неконтролируемого смеха, не смогла выдавить из себя ни одного разумного слова…

Не прошло и пары часов, как пробегая мимо столов работничков, я на ходу поинтересовалась, где Валерка. Я думала, что он от конфуза решил пересесть от коварного соседа, но Женя, не поворачивая голову в мою сторону, на мой вопрос моментально отрапортовал: “он грудью кормит”. Я покатилась от смеха дальше, вспомнив, что и правда, Валерий у нас молодой отец и в обеденный перерыв частенько убегает помочь с дитем. А злой гений, уткнувшись носом в монитор, даже не заметил моего истеричного состояния, потому что к такой реакции давно привык.

Надо заметить, что Валерию изначально неповезло и с именем, и с соседом по парте Юджином. Придя в компанию, и представившись Вэлом, он был в тот же день переименован в Валерку. И сколько Валерий не возмущался, и не воевал с Евгением за свое честное имя, его попытки зарубились на корню в тот неловкий момент, когда он из ” Валерки” был переименован в “Вольдемара”. Циничный Юджин, недолго думая, с маниакальным постоянством выносил  новое имя в массы. Каждый раз, абсолютно невозмутимо, с лицом, не выражающим эмоций, он преставлял нового сотрудника людям. “Вольдемар, познакомтесь!”Торжественно произносил он, махнув рукой в сторону вновь прибывшего сотрудника, каждый раз делая акцент на имени несчастного Валерки. Не нужно быть гением, чтоб догадаться, что через некоторое время Валерка молчаливо согласился на “Валерку”, и по сей день им остаётся. При этом, Евгений и не думает останавливаться на достигнутом : не далее как сегодня, он, высунув голову из конференц-зала в сторону опоздавшего на планерку Валерия, громко объявил, делая акцент на “акценте” несчастного: “Валерий, вы упускаете  свой шанс рассказать команде, над чем вы “воркед” вчера!” Для людей, не говорящих по английски,  поясню, что слово “worked” означает “работал”, и по английски звучит без произношения “е”. К сожалению, Вал так и не смог справиться с русским “как вижу, так и говорю”, и поэтому его “воркед” стало притчей во языцех. Красный, как томат, несчастный прошмыгнул в зал, и сбивчиво, на ходу ища слово -синоним для “работал”, с трудом закончил отчет,опять же под мой непрерывный хохот.

А еще, Евгений мстителен. Он может запросто довести любого до кондрашки, при этом с совершенно невозмутимым видом. Работая с программистами из стран Азии, и по телефону не понимая не единого слова из их английского, Женя имитирует “неполадки со связью” и начинает писать. Долго, размеренно, он выясныет у них суть проблемы. Потом, долго, размеренно и нудно, заставляет написать все возможные детали, особенно тщательно соблюдая процесс, который все успешно игнорируют годами, ввиду нехватки времени. К тому моменту, как коллеги в состоянии близком к оборочному, послушно выполнят желаемое, Евгений, невозмутимо и быстро, починит поломку. Потому что у него физмат, куча нерастраченной энергии и блистательный ум.

Он умеет превратить скучное в веселое, нудное- в развлекательный процесс, а плохое- в положительное в нужную сторону. Например, по его словам, “шабат” станет четвегом, если хорошо помолиться. И свиное мясо тоже можно превратить в курицу, если очень надо. И вообще, у него с Богом особые отношения, сложенные за полвека и отличные от нас, смертных. Они не имеют границ в плане стен церкви или синагоги, и как говорится, “Бог в душе”.

А еще от Юджина я узнала, как нужно матюкаться на идише и иврите. Теперь, как приличная женщина, я ему вместо “иди в баню!”, пишу “гей какен”. И звучит красиво, мелодично, и не так обидно, вроде.

Поэтому я пишу “гей какен” по поводу и без. Мне нравится. А вот когда надо техническую документацию написать, то нужно добавить кодовое слово “шрайбен откриткес”( “пигите письма”), тогда шифр будет понят правильно и сделан по всем правилам Силиконовой долины, так, как мы умеем, когда нужно быть профессионалами своего дела. 🙂

Мисс Филлипины, ч.1

Вчера, изображая светскую львицу, я считала минуты до моего ухода с очередного мероприятия, дежурно ковыряя торт и поддерживая беседу с человеком, которого не помню как звали, да и если честно, не пыталась запомнить…когда впорхнула она.

Невысокая, идеально сложена, с такой желанной и для меня недосягаемой оливковой кожей и копной густых темных волос, с яркой помадой на губах и идеально белыми зубами, она сильно выделялась на фоне скучных дамочек с бокалами, которые изображая таких же львиц, непрестанно следили за передвижениями мужей по периметру дома, чтобы не дай Бог не увели ценнейших экземпляров. Разговоры были типичными, тетки еще более типичные, разряженные в стиле “последнее болеро” и “не уходи, молодость”, а глаза усталые и унылые. Вобщем , вечер удался и я, приземлившись в дальней комнате на диване, думала над предлогом “как бы свалить поприличнее”. Я съела весь возможный десерт и собиралась взять еще, когда она протянула мне руку с идеальным французским маникюром и с очаровательной улыбкой выдохнула: “Арлин. Очень приятно! Можно присесть?”

Два часа спустя, мы сидели на том же диване, доедали по третьей тарелке дессерта и не замечали никого вокруг. История жизни Арлин потрясает одновременно  своей простотой, и сложностью женского пути.  Сейчас, когда ей за 60, и на идеальной коже просматривается еле заметные морщинки,  она открыта и задорна. Она хохочет как девченка, непосредственно поправляя гриву идеальных черных волос и не задумываясь над извечно женскими проблемами, забывает про преданного мужа, ни на минуту не оставлявшего ее одну, и рассказывает мне историю своей жизни. А в его глазах обожание, восторг и очарование “молодой женой”, несмотря на то, что вместе уже больще 20 лет, а он все также бережно приносит ей чай и пирожные, смотрит на ее идеальный профиль и нежно гладит по плечу.

“Знаешь, грудь моей мамы спасла нашу семью от верной гибели” начинает она. Уже интересно, и я навостряю уши. “В свои 15 лет, мама, не умеющая ни читать, ни писать, имела одно нетипичное для филлипинской девушки достоинство- пышную грудь. У нас, азиаток, такою роскошь встретишь крайне редко, можно сказать – никогда. Но мама, будучи единственной дочкой в семье, каким-то чудом получила такой клад, не подозревая, что она спасет жизни ее братьям и отцу. Кстати, я унаследовала ее гены, ” заливается смехом красотка Арлин и продолжает. “В то время на Филиппинах шла войная с Японией. В армию забирали всех лиц мужского пола от мала до велика, и семьи оставались без единого мужчины в доме. Женщины выживали как могли, ломаясь на тяжких работах и неся на своих плечах все заботы по дому. Моя семья не стала исключением, и мы готовились к худшему, зная что сейчас, вот-вот настанет очередь братьев и отца идти в оборону. Японцы уже вошли в деревню, и расположились в лагерях. Моя мама, в свои 15 лет, бесстрашно ходила за водой и продуктами, и игнорируя солдат, пробиралась через их поселения нагруженная тюками, упрямо выбирая дорогу напрямик к дому, не собираясь прятаться или обходить стороной. Потом мама всегда говорила, что она была бесстрашна, потому что шла по своей родной земле, по тем тропам, которые она исходила ребёнком и ничего не могло ее заставить обходить кругом, просто потому, что оккупанты разложили там лагеря. Это моя земля, говорила мама, и шла напрямик. Видимо, в один из этих бесстрашных походов, ее и заметил командир японского полка. Шел день за днем, а мамин дом оставался неразрушенным, нетронутыи и даже братья с отцом невредимыми. Они продолжали ждать расправы, готовились к худшему, но японские солдаты упрямо обходили их семью стороной, несмотря на то, что соседние дома были уже разрушены и опустошены. Каждый день они семьей молились о мире, и начинали очередной день под гнетом страха. Но бесстрашная мама, девочка-подросток, каждое утро шла за водой, упрямо игнорируя заинтересованные взгляды солдат, переступая через разложенные стопками формы, фляги и обмундирования и расплескивая воду на аккуратные мундиры.

В один из таких дней, уже в конце войны, японский командир подошел к девушке, и молча протянул ей бумагу. Не умея читать даже на родном языке, а уж по японски и подавно, она ее подписала, даже не задумываясь о содержании. Ведь если их не убили за эти месяцы, то хуже уже не будет, решил подросток. Филиппинские войска истощены, японцы безоговорочно побеждают, и что бы эта бумажка в себе не несла, страха уже не было. Оставалось отчаяние и надежда, что когда-то это закончится…

Японские войска ушли из деревни, жизнь пошла своим чередом. Деревня ожила, и люди стали снова общаться, ходить в гости, вечерами обсуждать новости. Казалось, что мир наступил снова, и жизнь опять размеренна и беззаботна..но не для тех, кто любопытен! Мама, будучи любознательной, никак не могла успокоиться, имея ей же подписанную японскую бумагу, и пряча ее под ворохом сухих листьев, чтобы никто не нашел раньше, чем она выяснит, что же это было. В один из тёплых вечеров, когда терпеть стало совсем невмоготу, она отважилась и спрятав документ под рубашку, пошла к соседке, которая волею судеб успела выучить базовый японский за это время войны,  могла читать и даже немного говорить. Молча протянув ей бумагу, мама затаила дыхание, наблюдая за быстрыми глазами женщины, пробегающим по строкам манускрипта. Дочитав, и ткнув в пальцем в мамину подпись-закорючку в конце текста, она молча посмотрела на подростка, снова на подпись, и выдала:” Поздравляю, ты замужем. Это-твое согласие на брак с тем японским командиром, и обещание ждать его приезда обратно на свадьбу. Тут говорится, что он уехал на неопределенное время по долгу службы, но ты, как жена обязуешься его ждать сколько придётся…”

****

Прошло 10 лет. Командир не вернулся, и как оказалось впоследствии , был убит сразу по возвращению в Японию. Мама, неосознанно ставшая из подростка женой, ждала мужа и на все вопросы родни, отмалчивалась и избегала разговоров. Она не принимала сватавшихся женихов, а ее семья в полном недоумении приглашала все новых, надеясь, что может этот-то понравится странной родственнице. Девушка, далеко за двадцать, незамужем- нехорошо это, считали в деревне, подозрительно косясь на проходившую за водой маму. Но она, как ни в чем не бывало, молча отвергала всякие попытки потенциальных претендентов на руку и сердце, никогда и никому не показав бумагу, спрятанную под ворохом сухих листьев. Почти каждый день, приподняв пласты и достав бумагу, мама протирала ее от пыли и подолгу смотрела на свою подпись. Она ждала, она знала, что она- жена. И пусть они никогда не держались за руки, не смотрели друг другу в глаза- она замужем. И будет ждать мужа, потому что так надо. Потому, что так положено, так воспитали и так говорит сердце. И что бы не думали в деревне, которая давно причислила ее к числу сумасшедших,  она дождётся. Ведь вон они- их подписи на старой бумаге, и они подписали их жизнь.

Когда мама узнала, что он больше не приедет, случайно встретив одного из японских солдат, который приехал по службе на Филлипины, и рассказав ей, что командира больше нет, она погасла. Одев черный платок, и завязав волосы в тугой пучек, чем вызвала еще больше подозрений и насмешек в деревне, она, как призрак вдовы, каждый день ходила за водой и подолгу сидела на берегу, держа в руках сложенную бумагу. Никто не знал, что это была за бумага, кроме старой соседки, которая молча смотрела вслед проходящей женщины, и опустив глаза, принималась обратно за рутинную работу.

Так шли годы. Когда маме было уже под сорок, она вышла замуж за нашего папу, хорошего и работящего вдовца из соседней деревни. Они жили мирно, и родились мы с сестрой. Мама никогда не рассказывала ее историю, но мы часто видели ее сидящей на закате на реке, и держа в руках какую-то бумагу. Когда же мы подбегали ближе, она молча прятала ее под рубашку, и мягко улыбнувшись, обнимала нас с сестрой…”

Мисс Филлипины задумчиво улыбнулась, видимо физически ощутив руку мамы и теплый ветер с реки, и вернувшись в то время, в детство. Она посмотрела на меня, и улыбнувшись уже мне, продолжила:

“С тех пор мы выросли. Мы с сестрой унаследовали мамины достоиства, и в 70-х я выиграла титул мисс Филлипины. Потом мы семьей иммигрировали в Америку,  и тут пошла новая жизнь..

Я вижу маму каждый день, я с ней все время. Она осталась для меня загадкой, несмотря на то, что прошло столько лет. Она- мой ангел, мой пример и мой лучший друг. Она спасла мою семью, и потом всю жизнь несла свой крест, вместе с бременем позора и клейма сумасшедней. Она выстояла, выжила…и ты знаешь, я уверена, что она хранит эту бумагу по сей день. Часто вижу, как она, сидя во дворе в старческом забвении, теребит в морщинистых руках пожелтевшую свернутую бумагу…”

О мужской настырности и непонятливости пост

readmylabios

И снова к нашим баранам. Я понимаю, что мужчина должен быть настойчив, добиваться, охотник и так далее. Что если гора не идет к Магомеду, и что вода камень точит.. Но не в случае, когда вам откровенно не отвечают взаимностью, и пять сообщений с пометкой “прочитано” осталось без ответа. Не в том случае, когда вам вежливо, а потом и не очень, отказывают в ланче, диннере и дринке. И не тогда, когда от вашей настойчивости хочется спрятаться под шезлонг.

Открою секрет: женщина с первых минут общения с новым мужчиной определяет, ее ли это сексуальный тип. Вы можете нравиться всем вокруг, но если меня раздражает  ваша родинка на носу или линия волос, вы можете своей настырностью убить последнюю надежду на дружеское общение. В моих глазах эта родинка разрастется до размера родимого пятна Горбачева, а голова и вовсе покажется лысой. Меня нельзя доводить до той точки невозврата, после которой я пошлю вас далеко. Навсегда.

View original post 458 more words

Жизнь моего кота

Меня обдурили, нагло  обманули, когда продали кота. В объявлении было написано, что он жутко редкий и очень породистый. И что кроме как в питомнике, коорых на всю америку раз-два и обчелся, кота такого не купить ни за что. А еще, что (вот везенье!) один остался, последний, самый хороший и покладистый. То, что три часа езды от Сан Франциско- это ерунда, за такими котами очередь стоит еще до их появления на свет. Так что раз нам так несказанно повезло, приезжайте-забирайте, почти недорого. Фото котенка  под этим шикарным обьявлением не было, но зато была чья-то мутная размытая физиономия, с огромным котом на руках, отдаленно напоминающей мою желанную породу. 

Бегом собравшись, переполошив всю семью, прыгаем в машину и вводим счасливый адрес в GPS. Выдает заправку, странно. Ну ладно, на месте разберёмся, главное-как повезло-то! Кот мечты и почти даром!

Прибыв на место, осознаем, что и правда- заправка. Место это мутное, деревня, да еще и смеркается. А с русским акцентом вообще нехорошо, беря во внимание наши политические отношения с Россией. Но так как назад ехать не хотелось, мы решили быть храбрыми и оповестили хозяйку кота мечты, что мы почему-то на заправке, а не в элитном питомнике. “Сейчас буду!” Заверила заводчица дорогого кота, и буквально через минуту девочка лет пятнадцати выпорхнула из-за угла, держа на руках кота. “Какой сервис”, пролетела мысль, в то время как подросток уже влепила животное мне в руки и мне ничего не оставалось, как подхватить полосатую морду. “Он поет!” Заорала я, “Поет он!!! Мы берем!!”. Кот действительно пел, громно, нон-стоп, не обращая внимания на то, что он видел нас первый раз в жизни, и должен быть как минимум, напуган. Но наглая физиономия и не думала пребывать в стрессе- он, лежа у меня на руках вверх тормашками, и вытянув ноги балериной,невозмутимо  пел! 

Тут мне надо рассказать почему мой восторг от мурлыканья был сравним с восторгом выиграша в лотерею. Дома у меня уже был кот, серьёзно породистый и жутко редкий. Достался он мне чудесным образом, перелетев через всю америку на трех самолетах, и в очереди я на него стояла еще до того, как его родители познакомились между собой. Был кот красивый, по всем стандартам породы, с нужными родословными и генеалогическим деревом до седьмого колена. Он хорошо вписывался в интерьер , с одной только проблемой, что мы его не видели. Мы знали, что он где-то есть, потому что еда из тарелки изчезала как по графику, и туалет убирался по надобности.. Но вот кота не было. Его можно было звать, искать, просить, выслеживать… Если повезёт найти, то вытащить уже невозможно , только если шваброй и армией детей, которые должны ловить на выходе. Надо признать, что в девяноста девяти процентах попыток мы с детьми коту проигрывали, и он молнией мчался мимо падающих на бегу спиногрызов, удачно скрываясь в следующем укромном месте. Вобщем, кота как кота мы не знали, а знали как факт, что он где-то есть. Мои мечты засыпать под мурлыканье кота были совсем незбыточными, далекими и наивными…

А тут поющий кот, у меня на руках, совсем доступный! И пусть он совсем невзрачный, полосатый, и не отличается аристократичностью, но он поет!! “Берем, берем, берем,” приговаривала я, лихорадочно доставая доллары из недр кошелька. “Не хочешь его посмотреть?” Нуверенно вставил муж, зная заранее, что это воспрос в пустоту, видимо потому, что девочка уже засовывала деньги в карман джинс, а я кота за пазуху. “Поёт”, проносилось у меня в голове. “Он поёт!”

***

Мой фэйсбук пестрел фотками породистого кота, с хэштегом редчайшей породы и дифирамбами в честь прекрасного характера морды. Он играет, не прячится, и что самое приятное, не только поет, но и поддеживает разговор когда нужно. Он приветсвовует нас по утрам, по вечерам и просто когда видит. Он- лучший компаньон  в туалете, и ходит  туда как на работу со всеми членами нашей большой семейки, расценивая это как возможность пообщаться лично с каждым. Он -один из лучших котов в истории моего кошачничества, и я ни на минуту не пожалела о приобретении. Вот только досада, он не вырос  до обещанных размеров. По породе мне был положен почти леопард, а на деле кот не превышает стандартого размера. Я его  мерила вдоль и поперек, и в холке и в хвосте, и наискосок. Не получается породы. Ну вот никак. Не дорос, не вырос или карлик. Наверное, просто в своем роду он- карлик. Пусть будет так, потому что не так обидно, если совсем надурили. Ну карлик, зато хороший. 

Кота все любят. Его невозможно нелюбить. Мимо морды не проходит никто, и каждый считает своим долгом схватить мирно лежащую полосатую шкурку, просто потому что лежит. Схватить, перевернуть, завязать буквой Зю, и ткнуть носом в его мокрый пятак. А потом, схватить за самое ценное- запасы “жирка” на животе. На этом моменте кот перестаёт быть джентельменом, и несмотря на то, что распускать “лапы” он себе не позволяет, но укусить за наглую руку -самое то. И так наш кот живет изо дня в день, продолжая при этом постоянно петь! Но сейчас я поняла, что видимо, это- нервное. 

******

Меня жестоко обманули, когда готовили к переезду. Мне обещали большой дом, много корма, ни одного кота помимо меня, и хозяйку- милую старушку в забвении, без детей, внуков и собак. Мне говорили, что меня будут восхвалять, баловать, гдадить только если сам захочу и когда захочу. Что буду ходить на волю, и возвращаться когда мне надо поесть. 

Меня не готовили к тому, что меня, как публичную женщину, будут хватать за все места все члены этой ненормальной семейки. Меня, почти аристократа, хватать за интимные места, где я отложил на черный день запасов, зная, что я не позволяю себе дать по морде, потому что я приличный. Я им говорил, и продолжаю говорить, с каждым по отдельности, в туалете- что так дело не пойдёт, и что я не для того тут совсем. Я с ними каждый день про это говорю! Думаете, мне легко? В течение дня я иду в туалет дусятки раз, с каждым из этих монстров, чтобы поговорить с глазу на глаз. И что? А ничего! Меня там хватают на половине моей речи, нагло переворачивают на спину и зажимают, прижимают, крутят. Я все терпю, пою мантры, чтобы держать себя в руках, но всему же есть придел! В этом доме, я пою мантры нон-стоп, иначе не выжить мне с ними. Раньше, я пел по надобности, в те редкие минуты стрессов. А сейчас я этим живу. Я пою на автомате, мантру за мантрой, и снова по кругу, надо же нервы успокаивать.. 

Мои  монстры разные. Самый главный и страшный- это тот, что размером с меня. Этот невменяемый Гитлер слов не понимает, и говорить я с ним перестал на второй день после переезда, после того, как я с трубкой мира пришел к нему в постель. Я пришел, поздоровался, лег и приготовился налаживать контакт, в виде диалога, как я привык общаться… но через минуту я уже висел на своем же хвосте, перекинутый через решетку кроватки Гитлера, совершенно беспомощный. Этот бессовестный человек, видимо не привыкший общаться цивилизованно, тягал меня вверх и вниз, а я э, вопреки своему воспитанию и устоям, звал на помощь. В конце концов, справедливось настигла домашнего террориста в виде шлепка по заднице от старшего брата, подоспевшего на мой призыв, и схватившегося меня за лапы, так, что они у меня еще три дня болели. Но я не жалуюсь, даже на то, что выдрав меня из рук монстра, тот монстр, что постарше свернул меня я бараний рог, и обслюнявил всю морду. Но я знаю, что про спасителей плохо не говорят, я спел мантру и простил. Теперь я ему в знак благодарности разрешаю себя потрепать иногда, просто зажмуриваюсь и терплю. И пою…

Вообще, работать котом- дело неблагодарное. С самого утра и до вечера меня хватают, драконят, делают “страшную руку”. Пользуются моими слабостями и воспитанием, и всовывают свои лысые морды мне прямо в нос. Обоняние у меня в сто сорок раз сильнее чем у них, этих вонючек. Я зажмуриваюсь, чтоб не сорваться- меня мама учила, что драться нехорошо. И что конфликт нужно решать словами. Вот я и молчу, терплю и пою. 

А еще, они думают что я-врач. Периодически они меня распластывают на животах, или спинах, и приговаривают “лечи, кошка, как тебе положено..”И еще меня придерживают, так чтоб не соскользнул с нужного места..это что такое вообще? Я никак не могу понять, что они от меня хотят. Может, умалишенные они у меня, почему кота “кошкой” зовут? Они знают, что я мужик, потому что когда они не в горячке, я слышу “покорми кота”. А как лечи их животы, то сразу кошка? Я теряюсь в догадках, но в такие моменты приходится лежать и успокаивать себя мантрами..пока они не отпустят со словами, что -то вроде “молодец какая, хорошая кошка, целительница ты наша!”. Ну я и молчу, чего связываться-то с больными. Зато, обычно после таких сеансов они бывают добрыми, и с криком “пошли кошка, я тебя покормлю”, тащат меня к тарелке, и насыпают с горкой. Я хороший, я заслужил. Принимаю как данность. 

Вобщем, непросто мне тут в сумасшедшем доме. Но я держусь, рабов не выбирают. Смирился с моими. Что поделать, если мне такие достались. Я же кот воспитанный, терпеливый, сговорчивый. Да и не такие они у меня ужасные, по правде сказать. Они меня уважают, даже по-своему, по-рабски, любят. Я им прощаю. Да мы почти мирно живем, я даже скажу, хорошо, ведь милые бранятся- только тешатся. А я, как достанут, заведу песню, и гори оно все синим пламенем…

Что общего между голубями и крысами? 

Голод. 

***

Я наблюдала за сыном, кормящим голубей белым хлебом, который мы с ним только что купили по дороге из школы. Он крошил щедрые порции дюжине птиц, которые нагло заглатывали огромные куски практически из рук, и казались ненасытными. Был летний солнечный день, с океана веял прохладный бриз, и Сан Франциско, казалось спит спокойным послеобеденным сном. Кроме нас на летней веранде кафе сидели еще несколько человек, безразлично наблюдающие за нами с голубями, и попивая кофе. Сытый, дорогой город на берегу Тихого океана, размеренный и уверенный в своем беззаботном “завтра”. 

Крошки еще теплого хлеба уносил ветер, но голуби за ними не торопились. Они ждали новых, падающих прямо под нос, точнее, клюв. Даже они не напрягались и не заботились о “хлебе насущном” в этом городе, получая все от таких же сытых людей. 

Николас скормил пол-булки наглым птицам, не замечая скромного китайца преклонных лет, стоящего в нескольких метрах от нас. Я, по правде сказать, тоже не сразу обратила внимание на человека с маленькой собачкой, пока он не подошел ближе, не сводя глаз с объедающих Колькины руки голубей. Я приготовилась выслушать лекцию, например о том что мы сорим на улице, либо загородили дорогу и он не может пройти. Хлебнув минералки, набрала воздуха в лёгкие и собралась с мыслями, как бы ответить повежливее, ведь человек пожилой, а меня так учили. “Скажу ему, что нужно заботиться о братьях наших меньших, вот он же тоже с собакой, значит поймет. Или скажу что у Кольки тренинг по саморазвитию, и голуби- это стратегический выбор…”

Пока я думала, китаец подошёл совсем вплотную и заглянул мне в лицо. Я подняла глаза и увидела человека, явно прожившего длинную и нелёгкую жизнь. Его глаза были затуманены катарактой, а лицо исполосовано глубокой сеткой морщин. Его одежда была простая, чистая и хорошего качества, такая же опрятная, как маленькая белая болонка на красном поводке, которую держала старческая рука. 

“Знаете, я с трудом могу видеть голубей…”

“Наверное, дедуля в маразме”, пронеслось в голове. 

“…потому что я знаю их на вкус. Там есть нечего, кости одни, и жесткая-жёсткая кожица. С них даже бульон не сварить, совсем жидкий, ненаваристый, жира-то нету. А больше положить туда нечего, даже морковки, чтоб хоть как-то скрасить. Бесполезные птицы, я вам скажу. Но если его все-таки съесть, хотя бы одного, а если повезет, то двух, то на два дня не так живот от голода крутит. Ну, хоть так..”

“Точно, сумасшедший” думаю. 

“Знаете, как их нужно ловить? Это непросто, нужно терпение, чтоб дождаться и быстрота реакции, чтоб захлопнуть ловушку. Да так захлопнуть, чтобы они не успели разлететься- ведь каждый из них – гарантия того, что кто-то из нашей большой семьи не будет голодать два дня! Я научился их ловить не сразу, мы с отцом проводили часы на крыше, чтоб наловить на семью. Мы не могли прийти домой с недостающими птицами, ведь младшие дети нас ждали голодные. А знаете, что было самое радостное в эти дни? Когда мы, уставшие, замерзшие от ледяного ветра Сан Франциско, еле приносили ноги домой, держа наловленных птиц как трофей, и чувствовали запах готовящейся на плите …крысы. Значит, бабушка смогла поймать ее, и голубей можно оставить на завтра! Еще это значит, что завтра мы наловим  еще и сможем отложить на черный день, если будет дождь или отец свалится с воспалением лёгких, как уже было не раз. Он ведь себя не берег, хватаясь за любую работу, часто не имея даже резиновых шлепок на ногах, оттого что неоткуда взять было. Бывало,  я видел его босиком, стоящим по щиколотку в холодной воде и часами чистя  рыбу в соседнем магазине, зарабатывая копейки, но зато с возможностью забрать рыбные потроха и обрезки домой, чтоб накормить нас. После этого случалась пневмония, но отец, практически не держась на ногах, все равно шел на ловлю голубей, ведь был новый день и мы снова хотели есть. Я часто молился, чтоб у нас на такие дни был хоть какой-то запас птиц, хоть парочку на всю семью, потому что я знал, что мы не наловим достаточно в таком его состоянии…

Но бабушка нас выручала, она наловчилась ловить крыс, и в эти дни, когда у нас было такое разнообразие на обед, мы не могли нарадоваться. Казалось, мы уже почти богаты- ведь можно было съесть больше, чем голубя! Суп из крысы, заботливо приготовленный бабулей, был для нас наивысшим счастьем. Я до сих пор не знаю, как она умудрялась их ловить, но помню, что по ночам я видел ее мастерящей какие-то присособления, сеточки, узелки. Думаю, это и были ловушки. А еще, я никогда не видел ее спящей…”

*****

Я закрыла сумку с хлебом, и на вопрос в очередной раз подощедшего за порцией Кольки, ответила что булка закочилась. Почему-то, не поднялась рука оторвать еще дымящейся кусок и бросить на асфальт на глазах у рассказчика. Он повернулся к сыну: “Береги  деньги, не разбрасывай. Учись, найди работу. Жизнь- она такая, не знаешь, куда  повернет. Пусть ты никогда не научишься ловить голубей,”добавил он и потрепал Колку по плечу. Потянул белую собачку, и с улыбкой пошагал дальше. А мы так и остались сидеть, крепко зажав сумку с остатками хлеба под “сытым” небом Сан Франциско…

О цинизме

Цинизм. В новостях, в ленте, в жизни. Пьяный, трезый, обиженный. Улыбающийся..оскалом. Беззащитный.

Когда-то, еще подростком, я тынялась по дворам нашего военного городка, подобно десяткам одноклассников, праздно убивая свободное время. Было лето, почти все жители городка отдыхали на дачах и морях. Я, в ожидании нашего отъезда в деревню, в гордом одиночестве гуляла по пустым улицам, и за неименем мобильного, смотрела себе под ноги, на пыль,  гравий, асфальт и выжженую летом траву. Шагая куда гдаза глядят, а точнее, ноги несут, я оказалась под чередой балконов нашей шестнадцатиэтажки. Чьи-то носки, платки, поломанные игрушки, все что слетело с балконов, валялось под ногами и  цепляло взгляд, такое привычное и обыденное. Пиная чей-то свитер, видимо свежеслетевший с чьей-то то сушильной веревки, и думая о предстоящей поездке в деревню, я бездумно шагала вокруг дома…пока не замерла в ужасе, леденящем еще детское сердце. Холод разлился по всему телу, и я как вкопанная стояла, чувствя мелкую противную дрожь в коленках. Мое еще не окрепшее сознание обуял страх, отвращение, переросшее в тошноту, когда я, продолжая неотрывно смотреть на это, не находила сил переступить и уйти подальше. Передо мной, под  ногами, лежал кот. Его неестественная поза и стеклянные глаза вселяли жуть, но самое отвратительным был его смертный оскал. Его челюсти были сжаты, обнажаявесь  ряд окровавленных зубов, и зажав между ними поломанный язык. Изо рта струилась уже засохщая струя крови, оставившая темное пятно под головой несчастного животного. Зловещее зрелище омрачалось запахом, исходившим от разбитого тельца, быстро разлагающимся на полуденном солнце. Зловоние бысто затуманило мое сознание, но не в силах сдвинуться с места, я медленно сползала по стене на корточки, неотрывно уставясь на то, что когда-то было жизнерадостым животным.

Эта картина отпечаталась в детском мозгу на всю жизнь, но только сейчас, натыкаясь на циничные шутки и посты друзей в сетях, почему-то перед глазами встает картина того дня, палящего солнца и мучительного оскала мертвого кота, с запекшейся струйкой крови на асфальте. Ведь Цинизм- он такой же: вымученый, выжатый и оскаленный, как последнее средство защиты от обстоятельств, но не меняющий ровным счетом ничего в состоянии обороняющегося… Кроме неприятного чувства временной победы над страхом, который обязательно вернётся. А может, и не уходил никогда, а так, затаился на какой-то миг и снисходительно наблюдает за агонией слова.. Вымученная бравая улыбка с резким, может и остроумным, выпадом – не оскал ли? Мертвый, зловещий, мучительный..оскал.

Впечатления ребенка, полученные вот так случайно, строят всю последующую жизнь. И  так, на примерах, мы узнаем чувства и проводим параллели, воспринимаем и ощущаем наше окружение, анализируем и делаем выводы. Из таких мертвых котов строится сознание и понимание вещей. Может, не всегда оно правильное, зато абсолютно четкое и непоколебимое. Вот увидел чей-то пост с пробивающейся сквозь строки ухмылкой, и снова всплывёт в сознании скрюченный агонией оскал мертвой тушки…

****

Защищаясь от мира цинизмом – мы только еще больше раздракониваем нашу внутреннюю неуверенность, в себе и в этом мире. Расшатываем зыбкий фундамент нашей зрелости, и на время кажемся себе героями, стоящими выше, чем серое стадо. Но видимость насколько некрепкая, что даже и сам в нее не веришь… А осадок-остается. Послевкусие можно только запить. И забыться. И так по кругу.

Давайте быть добрее, циники.