Правила поведения в русском магазине 

Вчера зашла, то есть, закатилась со своим девятимесячным пузом, в русский магазин. На кассе приятный молодой человек, явно новенький, видимо, свежеприехавший. И на свою голову устроившийся на работу, при которой нужны стальные нервы. Парень напоминал Алексей Воробьева, такой себе одуванчик. Улыбчивый, голубоглазый, вежливый. Вобщем, я порадовалась, что наконец-то позаботились и о сервисе. Встала в очередь, и переминаясь с ноги на ногу и потирая спину,  стала ждать возможности заплатить за свою Боржоми. 

И тут картина маслом. В магазин, расталкивая и задевая всех стоящих своей тележкой на колесиках, заплывает бабуля. Такая типичная сан-франциская дама преклонных лет, прожившая последние двадцать лет на улице Гири, самом русскоязычном районе залива, где английским владеть необязательно. Накрученная колечками челка, вязанная шапочка и обильный макияж. Такой себе воинственный индеец в действии. Проехавшись тележкой по ногам стоящих в очереди и ворча себе под нос о том, что “проход у них узкий, невозможно проехать”, и даже не подумав извиниться перед обалдевшей публикой, она остановилась перед стойкой с газетами. “Разложили все не по порядку”, ворчала дамочка, “почему я искать должна, вот упыри…”, продолжала она, ковыряясь в газетах, и перекладывая их в порядке полного хаоса друг на друга, перемешивая стопки. Причем делалось все это с раждражением, похожим на то, если бы она бигудями прижгла себе скальп пять минут назад, и еще не отошла от стресса. Перелопатив все возможные газеты и журналы, и свалив все в безобразную кучу, она выудила несколько экземпляров, и проехав по ногам очереди еще раз…втиснулась в очередь прямо передо мной, больно задев мое впереди стоящее пузо! От такой наглости я отпрыгнула  назад, наступив на ногу стоящему сзади меня мужчине кавказской национальности. Джигит, как полагается джигиту, широко улыбнулся и заботливо подхватил меня, уже было потерявшую равновесие и собиравшуюся падать, и поставил на место, заботливо придержав за мою беременную талию. “Спасибо”, промычала я, и высвободившись из объятий обрадованного спасителя, снова уперлась животом в бабку, не расчитав расстояния. Она резко развернулась  и уставилась на меня, буравя из-под  густо накрашенных век и явно собираясь сказать мне “что-то плохое”. Измерив меня взглядом с ног до головы, она уперла руки в боки. “А тебе, милочка, не говорили, что старших нужно пропускать вперед? Уступать место? Уважать, в конце концов?!” Распалялась бабуля, продолжая смотреть на меня бульдогом, готовым на схватку прямо сейчас. “Извините, я случайно”, теряя терпение, отвечаю фурии, и чувствую, что спина предательски ноет и болит от долгого стояния, я очередь похоже застряла на долго. Индеец с тележкой и не собиралась расплачиваться, зато явно собиралась с силами произнести речь. Это было видно по тому, как она подсобралась, нахохлилась и полностью развернулась в сторону удлинившейся очереди. Люди, хорошо знакомые с местными нравами, выудили телефоны и пошли на фэйсбук, пережидая бурю. Бабка займет несколько минут, жертва выбрана, можно и отдохнуть. Я приготовилась слушать, и оперлась на ближайшую полку с конфетами. “Совсем охамела молодежь! Уважения- нет! Воспитания-ноль! Наприезжали тут, навели порядки! С пузом надо в больнице лежать, а не расхаживать тут! И так непротолкнуться, проходы понастроили тут! Да тут и собаке не пройти, а они людям предлагают! Жулики! Все – жулики, выстоили свое благополучие на нас, а мы всю жизнь пахали! От смены до смены, теперь с артритом и радикулитом еле двигаемся! А они, жулье, на курорты ездят! Жрут икру! Напокупали себе магазинов, а для людей- ничего! Вон, и газеты положить нормально не могут, как свиньям накидали!”, горячилась дамочка, указывая старческим наманикюренным пальцем на ей же сваленные в кучу газеты пять минут назад. “Капиталисты хреновы!”закончила бабуля, засовывая красную икру в пакет, и вытаскивая из кошелька наличку. И тут пришла очередь Воробьева, когда ураган “бабулька” обрушился на него праведным гневом за то,  что несчастный осмелился дать сдачу мелочью, а не бумажками, как ожидала покупательница. Выудив доллары из кошелька, она добавила мелочи, чтобы получить сдачу ровно, а блондин посмел ослушаться. “Я же тебе вот, положила, перед носом, слепой что ли?!” Вскипела индеец в юбке, и принялась тыкать в монетки указывая нерадивому продавцу на упущение. “Простите, нет мелких долларов”, покраснел Воробьев. Он явно был парень неконфликтный, и непривыкший еще к местному контингенту. “Ах нахал, ну молодёжь пошла! Ты же и по телефону своему говорил, а тут люди в очереди стоят! Ждать тебя должны!” Разъярилась фурия. “Да я боссу звонил, чтоб мелких денег принесли мне..” кротко отбивался от назойливой бабки блондин, лихорадочно переступая с ноги на ногу, и краснея на глазах. “Хамло молодое” заключила божий одуванчик, уставившись своей индейской маской на парнишку. Пнув полку с конфетами, и ворча себе под нос, она фыркнула и направилась к выходу. Толпа облегченно вздохнула, понимающе переглянувшись с бардового цвета Воробьевым. Он смущенно начал складывать мои покупки в пакет, я достала кошелёк.. когда в проходе магазина показалась грозная фигура нашей знакомой. Она, громыхая тележкой, снова заехала в магазин, и с отвращением глянула на нас, стоящих в очереди. В этот момент, бьюсь об заклад, все почувствовали себя склизкими червяками как минимум, от взгляда густо накрашенных глаз- буравчиков. “Чай забыла!” Буркнула бабка, и проехав по ногам очереди снова, направилась в дальний угол магазина. Блондин покраснел снова, очередь зашевелилась.  Каждый про себя подумал, перед кем она влезет вперед на этот раз….

***

Старших нужно уважать, так нас учили.  Место уступать, сумки нести. Называть на “Вы”… но как же иногда хочется пнуть ее тележку, встать впереди нее на свое законное место в очереди и послать   Туда , куда заслужила. Вот прям так, неучитывая всех этих прелестей возраста, и привилегий статуса… И сколько таких бабок  повсюду, считающих свой возраст пропуском в мир хамства и оскорблений, и желающих получать все привилегии, наступая на ноги молодым…Они нас вечно поучают, тряся указательным пальцем перед носом, и позволяют себе говорить то, за что молодые получили бы по “наглой рыжей морде”. Они- везде, в магазине, на остановке, в церкви. Недовольные жизнью, они отравляют ее и нам. Так давайте же не станем следующим поколением бабок из ада, про которых напишет такая же Наташа 40 лет спустя! По крайней мере я- точно не хочу…

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s