О цинизме

Цинизм. В новостях, в ленте, в жизни. Пьяный, трезый, обиженный. Улыбающийся..оскалом. Беззащитный.

Когда-то, еще подростком, я тынялась по дворам нашего военного городка, подобно десяткам одноклассников, праздно убивая свободное время. Было лето, почти все жители городка отдыхали на дачах и морях. Я, в ожидании нашего отъезда в деревню, в гордом одиночестве гуляла по пустым улицам, и за неименем мобильного, смотрела себе под ноги, на пыль,  гравий, асфальт и выжженую летом траву. Шагая куда гдаза глядят, а точнее, ноги несут, я оказалась под чередой балконов нашей шестнадцатиэтажки. Чьи-то носки, платки, поломанные игрушки, все что слетело с балконов, валялось под ногами и  цепляло взгляд, такое привычное и обыденное. Пиная чей-то свитер, видимо свежеслетевший с чьей-то то сушильной веревки, и думая о предстоящей поездке в деревню, я бездумно шагала вокруг дома…пока не замерла в ужасе, леденящем еще детское сердце. Холод разлился по всему телу, и я как вкопанная стояла, чувствя мелкую противную дрожь в коленках. Мое еще не окрепшее сознание обуял страх, отвращение, переросшее в тошноту, когда я, продолжая неотрывно смотреть на это, не находила сил переступить и уйти подальше. Передо мной, под  ногами, лежал кот. Его неестественная поза и стеклянные глаза вселяли жуть, но самое отвратительным был его смертный оскал. Его челюсти были сжаты, обнажаявесь  ряд окровавленных зубов, и зажав между ними поломанный язык. Изо рта струилась уже засохщая струя крови, оставившая темное пятно под головой несчастного животного. Зловещее зрелище омрачалось запахом, исходившим от разбитого тельца, быстро разлагающимся на полуденном солнце. Зловоние бысто затуманило мое сознание, но не в силах сдвинуться с места, я медленно сползала по стене на корточки, неотрывно уставясь на то, что когда-то было жизнерадостым животным.

Эта картина отпечаталась в детском мозгу на всю жизнь, но только сейчас, натыкаясь на циничные шутки и посты друзей в сетях, почему-то перед глазами встает картина того дня, палящего солнца и мучительного оскала мертвого кота, с запекшейся струйкой крови на асфальте. Ведь Цинизм- он такой же: вымученый, выжатый и оскаленный, как последнее средство защиты от обстоятельств, но не меняющий ровным счетом ничего в состоянии обороняющегося… Кроме неприятного чувства временной победы над страхом, который обязательно вернётся. А может, и не уходил никогда, а так, затаился на какой-то миг и снисходительно наблюдает за агонией слова.. Вымученная бравая улыбка с резким, может и остроумным, выпадом – не оскал ли? Мертвый, зловещий, мучительный..оскал.

Впечатления ребенка, полученные вот так случайно, строят всю последующую жизнь. И  так, на примерах, мы узнаем чувства и проводим параллели, воспринимаем и ощущаем наше окружение, анализируем и делаем выводы. Из таких мертвых котов строится сознание и понимание вещей. Может, не всегда оно правильное, зато абсолютно четкое и непоколебимое. Вот увидел чей-то пост с пробивающейся сквозь строки ухмылкой, и снова всплывёт в сознании скрюченный агонией оскал мертвой тушки…

****

Защищаясь от мира цинизмом – мы только еще больше раздракониваем нашу внутреннюю неуверенность, в себе и в этом мире. Расшатываем зыбкий фундамент нашей зрелости, и на время кажемся себе героями, стоящими выше, чем серое стадо. Но видимость насколько некрепкая, что даже и сам в нее не веришь… А осадок-остается. Послевкусие можно только запить. И забыться. И так по кругу.

Давайте быть добрее, циники.

One thought on “О цинизме”

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s